Перейти к содержанию
Авторизация  
Butoff

Михаил Герштейн: "Уникальность и повторяемость"

Рекомендуемые сообщения

Михаил Герштейн: "Уникальность и повторяемость"

В ходе исторического поиска часто имеет значение не только само сообщение о чем-то аномальном, но и насколько оно типично, распространено во времени и в пространстве.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Михаил, спасибо за очередную порцию размышлений об аномальных явлениях. Хочу только отметить важную особенность АЯ – с одной стороны, это повторяемость явления и тут вроде бы все совпадает с любыми другими естественными явлениями и укладывается в причинность, но, с другой стороны – явление может проявлять себя по-разному, облекаясь в разные видимые формы, оно словно черпает идеи из подсознания очевидца и в целом коллективного бессознательного человечества. В этом вся сложность исследования при нашей субъект-объектной индуктивной методологии, основанной на анализе без синтеза, на классификации и разделении явлений по внешнему признаку. Явление действует века и тысячелетия, но форма проявлений меняется, такая непривычная особенность ставила в тупик исследователей. 

Современная наука стоит на трёх китах: проверямость – повторяемость – статистика. Если убрать что-то одно – вся схема, вся методология анализа начинает сыпаться. Проверяемость возможна только тогда, когда исследуемое представляет собою объект, доступный для применения к нему методов исследования. А если явление не объект, а субъект, да ещё и с разумностью и неуловимостью – кит проверяемости исчезает. А если ещё явление может по своему усмотрению менять внешний облик – то сыпется и второй кит повторяемости. Какая-либо классификация при таком свойстве невозможна для исследователя со стереотипным научным мышлением. Поэтому нужна новая методология и новые подходы для таких явлений. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата

Современная наука стоит на трёх китах: проверямость – повторяемость – статистика.

В истории было немало примеров так называемых "психических эпидемий", когда люди под влиянием каких-то эпизодических раздражителей, присущих той эпохе, начинали совершать какие-то однообразные действия или видеть что-то уникальное. Такую же ситуацию невозможно повторить и воспроизвести эту эпидемию и что - наука не может изучить эти эпидемии? Еще как может и изучает, несмотря на то, что их нельзя повторить. Почему бы не воспользоваться методологическим аппаратом тех, кто изучает психические эпидемии и применить их к каким-то аспектам аномальных явлений? Чем это будет не научное исследование? 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В тему:

Предание

В глухие дни Бориса Годунова,
Во мгле Российской пасмурной страны,
Толпы людей скиталися без крова,
И по ночам всходило две луны.

Два солнца по утрам светило с неба,
С свирепостью на дольный мир смотря.
И вопль протяжный: "Хлеба! Хлеба! Хлеба!"
Из тьмы лесов стремился до царя.

На улицах иссохшие скелеты
Щипали жадно чахлую траву,
Как скот,- озверены и неодеты,
И сны осуществлялись наяву.

Гроба, отяжелевшие от гнили,
Живым давали смрадный адский хлеб,
Во рту у мертвых сено находили,
И каждый дом был сумрачный вертеп.

От бурь и вихрей башни низвергались,
И небеса, таясь меж туч тройных,
Внезапно красным светом озарялись,
Являя битву воинств неземных.

Невиданные птицы прилетали,
Орлы парили с криком над Москвой,
На перекрестках, молча, старцы ждали,
Качая поседевшей головой.

Среди людей блуждали смерть и злоба,
Узрев комету, дрогнула земля.
И в эти дни Димитрий встал из гроба,
В Отрепьева свой дух переселя.

К.Бальмонт. Избранное.
Стихотворения, переводы, статьи.
Москва: Художественная литература, 1980.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Народное поверье

Большою раз дорогою
Со внуком шел старинушка
Домой в вечерний час;
Молчал - и вдруг отрывисто:
"Смотри! Смотри, детинушка!...
Помилуй, Боже, нас!"
А сам вдруг встал и крестится.
- А что такое, дедушка?
Тут внук его спросил.
- "О, радуйся, Ванюшенька!
Сейчас вскрывалось небушко,
И нас Бог не забыл.
Ты видел, как над нами здесь
Оно вдруг освещалося
Обширной полосой?
Тут небо раздвигалося
И Царство нам казалося
Небесное с тобой!"
- Другое это, дедушка!
Своими разговорами
Учитель нас учил:
Такие называются
Явленья метеорами,
Как нам он говорил.
Кометы длиннохвостая,
Луна да солнце с звездами
Лишь на небе одни
Не метеоры, дедушка;
Все прочие небесные
Явления - огни.
Летающие ль звездочки,
Иль молние ли грозное.
Иль света полоса -
И всяко огневидное,
Явленье светоносное, -
То все не чудеса!
Известно, что вселенная -
Пространство бесконечное,
И нет такого дня,
Когда бы не случалося
Явленья интереснаго
В нем света иль огня...
Не здесь, так в прочей местности,
Огнями разноцветными
Небесный блещет свод,
Дождем играет огненным,
Каменьями железными;
Шумит, свистит, поет...
От мира сотворения-
Так Богом установлено,
Везде играет свет,
И никаких в нем знамений
Для нас не приготовлено;
Чудесного в нем нет;
Всегда, везде явления -
Небесны и воздушные -
Идут своим путем,
И в них находят знаменья
Лишь люди простодушные,
Кто с ними не знаком.
И это тоже, дедушка,
Внезапное, прекрасное
Явленье - метеор.
Что небо открывается -
То мнение напрасное
И лишний разговор".
- "Грешишь ты, мой детинушка:
Так небо открывается;
Счастливы мы - молись!
Не многим, мой родименький
Видать-то рай случается -
У стариков учись!
Успел сказать я, дитятко,
По случаю чудесному ,
Молитву сотворить,
Лишь жаль, что ты, голубчик мой,
Не мог к Царю Небесному
Словца проговорить.
При эдаких-то случаях
Всегда уж так сбывается,
Что всем, дружечек мой,
Успеет кто молитву тут
Сказать, всяк грех прощается
И ангел с тем святой.
С последними словами он,
Счастливый дед, является
В лачужечку свою,
Кричит стapyxy дряхлую
- "Ох, спит она, валяется! -
Не быть тебе в раю!"
Услышала старушенька,
Узнала - попугалася:
"Как грешна, грешна я!
Коль знала б, не ложилась бы
И все бы дожидалася...
Плоха судьба моя!"
Церковный звон разносится -
К обедни люд сзывается.
Идет во храм народ.
И вот старушка "грешная"
Туда же подвигается,
Зевает, крестит рот.
Идет она дорогою
Тихонько, не торопится,
Бормочет про себя:
- "Уж скоро, видно, Господи,
Наш белый свет окончится,
Увидит люд Тебя!
Все реже, реже небушко
Нам, грешным, открывается:
Грехи большие, знать,
У нас слипают глазыньки,
Что небо затмевается
И рая не видать!
Как часто прежде видели:
Святые люди кажутся
В открытых небесах;
Господь и Богородица
И ангелы являются
При этих чудесах...
Игнатьевна, родимая,
Вот ангела увидела
Вчера, в счастливый час... .
Святая, значит; праведна!
Какой, какой услышала
С небес, родная, глас:
"Скажи, раба, народу ты:
В грехах своих пусть кается,
Блюдет Святой закон!"
Святая Богородица!
Антихрист скоро явится...
Родился, чай, уж он!
А я-то, я-то, глупая:
Сияние великое,
Святое проспала!
Безумница я мерзкая
И Богом тварь забытая!
Соснуть и днем могла.
И, может быть, на первую
Меня антихрист страшную
Печать положит там, -
И первая на вечную
На муку я ужасную
Пойду к его бесам... .
Прости меня, о Господи!
Святая Матерь Божия,
Услыши ты меня!
Никола Многомилостив,
Избавь рабу ты Божию
От вечного огня!"

Д. В. Лукин.

Екатеринбургская неделя, 1882, № 35

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×