Перейти к содержанию
Авторизация  
Butoff

Явление «межмирового портала» в Пензе

Рекомендуемые сообщения

Огромной ценности исследование. Для психиатров, изучающих галлюцинации. Правда, они и не такое слышали:

 

"По-видимому, все началось с отлета из тайги. Вечером опять выпили. В Москве настроение было подавленное, вино одурманивало, расслабляло. Я решил, что пора кончать. На второй день все началось. Зазвучал голос, он рассказывал очень быстро, четко о расследовании дела по убийству лося. Рассказ этот перешел в другой – о строительстве домов из шлака на Сахалине. Затем в третий – о художнике Чюрленисе. На стене появился фильм в черно-белом изображении. Какой-то детектив с погоней, стрельбой и про­чими атрибутами. «Голос» предложил мне золото за подпись под контрактом, по которому я должен был стать наемником. Меня, соблазняли деньгами, вином, женщинами. Я отказывался. Мне льстили, но не грозили.
Всю ночь во дворе выла голубая машина с какой-то штукой вроде стре­лы и бегали собаки. Одна лаяла тонким голосом: «Надо работать, надо ра­ботать», а вторая ей в ответ: «Не надо». Кто-то под окном сказал: «Обрат­ная связь». Я нажал на глаза и увидел какую-то женщину внизу у подъезда, которая делала мне знаки. Я понял, что надо встать и выйти на улицу, что­бы показаться им. Кое-как оделся и вышел на улицу – никого не было, но зазвучал приказ погулять. Я нажал на глаза, чтобы увидеть того, с кем раз­говариваю, но он быстро перевел кадр на прохожих и сказал, что бесполез­но. Я поехал до станции метро «Сокол» и вернулся домой.
Утром приехал друг, мы выпили и весь день прошел спокойно. Ночью опять появились голоса. Они кричали: «Вот идет Казазуля, он убил свою бабушку». Я быстро стал переодеваться, чтобы выбежать на улицу. Внезап­но от телевизора стали исходить звуки, переходящие в слова. Шел процесс надо мной и еще одним. Судья выяснял, кто истинный Толя. Приглашенный мною сосед ничего в телевизоре не услышал, сказал, что он выключен. Я быстро схватил деньги, документы и остановился в раздумье, ехать к ма­тери или еще к кому-то, кто определил бы, что я – это я. Бегу за трол­лейбусом, хватаюсь за ступеньки и падаю. Со стороны слышу голоса: «Ну здоров! Геолог! Откуда у него столько сил!» Иду в сторону Ленинградского проспекта в сопровождении голосов мамы и бабушки, которые летят где-то сзади и предупреждают меня о неровностях дороги.
Остановился в оцепенении: там, где было метро «Динамо», стоит какое-то светлое здание, все стеклянное, а внутри гимнасты парят. Стоят статуи и груд­ными голосами восхваляют царька Толичку и приглашают посмотреть 25 се­рий. Роботы работают, сами по себе движутся облицовочные плиты, сами себя закрепляют, в общем ночная рабочая суета. Иду дальше; впереди вижу старое здание метро. Захожу – обшарпано, те же турникеты, та же тетка в красной фуражке. «Опускай, – кричит, – пятак». Опускаю, прохожу. Еду вниз. Сажусь в поезд. Узнают. Одни, ругают Толичку (не меня), другие за­щищают. Вдруг в вагон врываются столбы цемента. Пылища, а люди сидят, привыкли. «Что это?» – спрашиваю. «А вот ты выйди и разберись». Я вы­бежал из метро, побежал по какой-то улице и увидел свой дом, поднялся. Сунул ключ в скважину, но ключ не подходил. За дверью женский голос спросил: «Кто там?» – «Откройте!» «Кто там?» «Открывайте!» «Не от­крою!» Я надавил на дверь, она поддалась, отшвырнул какую-то женщину и вошел в комнату. Шум, слезы. «Тихо! Как же это вы посмели занять мою квартиру? Один день отсутствовал – и пожалуйста». Женщина побежала к соседям. Две девушки, видимо дочери, испуганно смотрели на меня. Я по-хозяйски прошелся по комнате. Это мой диван красного цвета и стол мой, и тумбочка моя, шкаф заменили, а где телевизор? У меня не была такого. Комната постепенно стала заполняться соседями, были мужчины, от одного из них пахло водкой, он был длинный и нерешительный. Я по-хозяйски ус­тало сел на диван. И, стал спрашивать, как же они дошли до такой жизни.
Не годится пользоваться чужими квартирами и мебелью. Вошли милиционе­ры и попросили документы. Я дал им паспорт. «Что ж ты безобразничаешь в чужой квартире?» - «Это моя квартира и половина мебели моя».
В отделении милиционеры переговаривались между собой, разглядывали мой паспорт и как-то подозрительно смотрели на меня. Всю ночь просидел на скамейке в дежурке. Если пытался подняться, на меня кричал сержант. Заснуть никак не мог. То, что я говорил милиционерам, повторял слово в слово девчоночий какой-то голосок. Она все повторяла: «фикстула, фик-стула, ах фикстула!» – и так много раз. Из динамика все время доносилось клацание и голосок; «Толичик, Толичик, Толенька, Толик».
Вскоре к окошку стали подъезжать машины и под клацание (словно пишущих машинок) объявлялось, кто приехал, и звали меня. Эти приглаше­ния звучали бесконечно, машина приезжала за машиной и все это под «То­личик, Толенька...» Я несколько раз пытался подняться, но милиционер грубо говорил: «Сиди». В помещение милиции никто не заходил, боялись. В луч­шем случае кричали из-за стены, противоположной окну. В общем, у стены началась возня; стена была фанерной, и ее стали разрезать. То пропилива­ли, то вырезали дырку, то двигали. Возилась эта самая девочка и еще кто-то с ней. У них сломался штык, которым они пропиливали стену. Мужской голос вдруг сказал: «Не балуй с автоматом». И началась игра с автоматом, де­вочка никак не могла выбрать мишень, т. е. взять на мушку. К ней присое­динился еще кто-то, и они мешали друг другу, возились за стеной, и она все время повторяла: «Стреляю, не стреляю, стреляю!» Чаще почему-то на муш­ку попадал я, и она просила меня отодвинуться. Я стал двигаться и свалил­ся со скамейки, чем вызвал неудовольствие милиционера.
Эта возня «стреляю – не стреляю» продолжалась до тех пор, пока не прибыли трое в штатском. Один был здоровый, толстый, в белом халате. Как-то подозрительно посмотрел на меня и спросил: «Что же ты безобраз­ничаешь?». Они приняли мои документы, пересчитали деньги, затем очень тщательно обыскали. Пошли, один, хиленький, взял меня за руку. Я легко ее скинул. Тогда присоединился здоровый. Вдвоем они вывели меня и под­вели к санитарной машине. Я был очень огорчен, что не перестреляли всех и не взяли инициативу в свои руки. Мы поехали и вдруг за машиной: «Отклонитесь». И опять: «Стреляю – не стреляю – стреляю», – а я кла­нялся то вперед, то назад, чем вызвал возмущение толстяка в белом ха­лате.
Мы подъехали к деревянному дому. Я оказался в небольшом помещении, где восседала женщина в белом. За окном раздался милый девчоночий голо­сок. Девочка просила дать знать, когда стрелять. Они заняли позиции у двух окон и теперь я весь сосредоточился. На стену позади женщины в бе­лом спроецировались кадры из военного фильма (возможно, «Белая река»), который шел по телевизору. На фоне польских битв трое моих сопровождаю­щих своими ножами резали жертвам косы, уши, скальпы. Я заметил, что из сквозных замков двери торчат стволы. Девочка моя была рядом за окном, и я махнул рукой, чтобы стреляла. Но они не стреляли. Тогда я стал чем-то вроде «качающегося маятника», одновременно разговаривая с женщиной и косясь на дверь. За дверью зашушукались, и я услышал что-то про мой торс и то, что я могу им пригодиться. Я разделся и полез в ванную. За ок­ном раздались возгласы восхищения моим голым телом. В палате ко мне подошла женщина в белом халате со шприцем. Я понял, что все кончено». (Рыбальский, "Иллюзии и галлюцинации")

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вопрос в другом - чем могла быть вызвана эта галлюцинация? Если человек здоров и никогда более ничего подобного с ним не происходило? Если ответ - что это некая "единственная и неповторимая" галлюцинация, которая просто возникает под действием внутренних факторов (скажем, генетической предрасположенности), то почему бы тогда этим же не объяснить практически все "контакты третьего рода"? Если после них не осталось никаких следов.
 
Вот что еще мне написали:
 

"Обычно если видишь зеленый, бирюзовый, желто - зеленый свет. 1. Необходимо проверить кровь на сахар 2. Сердце либо сосуды мозга. Все что происходит как бы не важно т.к. галлюцинация, важно какой оттенок. Т.е. все это приступ кислородного голодания мозга. Из-за повышенного сахара либо неправильного кровообращения. Обычно в таком состоянии людей похищают инопланетяне, происходит неимоверная хрень которую придумать просто так невозможно. Таких историй у меня масса, все кто рассказывал больны диабетом".

 
Специально звонили "герою истории" - он никогда не болел диабетом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

откуда эти сведения по диабету? я очень удивился. То есть я не то чтобы эндокринолог, но слышу впервые, среди моих поцев с СД никто ничего подобного не высказывал. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сведения мне дал мой знакомый. Могу дать тебе его профиль из контакта.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сведения мне дал мой знакомый. Могу дать тебе его профиль из контакта.

ок)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×